Как коронавирус помогает исцелить наши души

Известный журналист, доктор философии Алигейдар Рзаев размышляет о социальных аспектах пандемии и рассуждает о том, сделает ли выводы мир.

Это не похоже ни на какое другое явление. В существующем человеческом сознании нет никаких параллелей, чтобы осознать настоящую реальность мира.

Со времени своего появления в декабре 2019 года и до апреля 2020 года, он в настоящее время отличается исключительностью и является самой важной темой почти во всех странах мира. Уникальность его повсеместности делает это явление ужасным по своему воздействию. Имя ему – коронавирус, COVID-19, пандемия.

Это явление принесло ясное осознание того, что, несмотря на огромные различия, человечество объединяет единая боль. Социальное дистанцирование – это новая норма, но никогда за последние сто лет, начиная с пандемии «испанки», мир так не объединялся в общем страдании. Вирус объединил мир.

В эпоху коронавируса, куда ни посмотришь, везде натыкаешься на военные метафоры. «Это война против скрытого врага», – заявляет президент США Дональд Трамп. Врачи, медсестры и персонал больниц – люди, которые находятся на переднем крае, наша первая линия защиты. В Китае медицинских работников, погибших в ходе борьбы с пандемией, приравняли к мученикам.

Я не знаю, откуда возникло стремление объявлять все вызовы, стоящие перед нашим обществом, войнами, но в этом есть какой-то смысл. Риторика военного времени может облегчить принятие радикальных мер, необходимых для «выравнивания кривой» и борьбы с пандемией. В то время, когда царит глубокая неопределенность, знание того, что правительство не пожалеет сил и средств для защиты граждан, вызывает доверие к государственным институтам.

Этот эффект «сплочения вокруг флага», готовность к жертвенности, чувство солидарности, возникающее в сознании, что мы все вместе оказались в схожей ситуации, может быть усилен военными метафорами. Широкие и чрезвычайные ограничения на передвижение на местах требуют их соблюдения, и это может быть достигнуто только путем серьезного анализа, как сдержать приближающийся кризис.

И при углублении в эти расчеты, растет вера в то, что эта война будет выиграна.

И, все же, опасности и ограничения сравнения с военным временем, также очевидны. Они вдохновляют на накопление и нерациональное использование товаров первой необходимости из-за иррационального страха нормирования, который на Западе привел, в первую очередь, к нехватке туалетной бумаги. В некоторых местах все еще трудно найти подгузники, детские салфетки и детскую смесь.

Риторика войны также может привести к демонизации отдельных наций. Дональд Трамп часто описывает коронавирус как «китайский вирус», эпитет, который особенно опасен на фоне растущих сообщений о нападениях на азиатских иммигрантов в США, которые якобы спровоцированы пандемией. Причем поиск подобных «козлов отпущения», или, что более правильно в нашем случае, «мальчиков для битья», имеет исторические параллели, такие как погромы евреев в Европе во время «черной смерти».

После устранения большой угрозы положение редко возвращается к докризисному. Достаточно привести пример США до кровавого теракта 11 сентября и после нивелирования его последствий.

Давайте согласимся, что для большинства из нас происходящее совсем не напоминает войну, не так ли? Нас не призывают в армию, не заставляют работать часами на артиллерийских заводах, не вводят карточки с жестким рационом еды. Эта война ведется немногими от имени многих.

А задача всех состоит в том, чтобы сидеть дома и отказаться от эволюционного императива человеческого контакта, обнимать любимых людей, общаться с друзьями и с незнакомцами. Вас призывают не к великим подвигам и мученичеству в защиту своей Родины, а просто – к временному ограничению физического общения и пребывания в условиях самоизоляции.

Можно ли тогда сказать, что мы находимся на войне? Трудно подобрать ответ, учитывая, насколько беспрецедентным является нынешняя ситуация. Но можно предположить, что метафоры военного времени упускают суть. Потому что, уверен, что всем людям сейчас нужна хотя бы толика человеческого общения, тактильного, вербального – одним словом, полноценного общения.

Чтобы при встрече обняться с другом, заскочить в магазин на углу, окунуться в атмосферу многолюдного ресторана, посмотреть на людей в парке. Выйти на улицу, не боясь заразы или потенциального правонарушения из-за нехватки разрешенного времени.

А вот с чем в первую очередь ассоциируется война для большинства из нас? Страх, паника, жестокость и бесчеловечность. Я не хочу бояться слишком долго каждый раз, когда выхожу за дверь, чтобы купить молоко и хлеб. Но мне помогает, когда, проходя по пустым улицам города, я вижу в на стене квартиры через освещенное окно детские рисунки. Они успокаивают, как бы говоря – «все будет хорошо».

Возможно, мы выйдем из этой пандемии более человечными, более добрыми к нашим соседям, другим людям, более терпимыми к различиям, потому что мы жаждем человеческого контакта, любого человеческого контакта. Возможно, наши отношения с людьми будут способствовать большей терпимости.

Мы поймем, что не имеет значения, является ли наш сосед либералом или консерватором, мусульманином или христианином, чернокожим или белым, нам все равно понадобится их помощь, если дела пойдут туго. Мы все вместе в этой ситуации. И я знаю множество реальных историй о душевной и материальной щедрости во время этой пандемии.

Я думаю, что войну с коронавирусом можно будет считать выигранной, если мы выйдем из нее по-настоящему исцеленными, как аватары лучших ангелов нашей природы. Возможно, человеческая жизнь станет более ценной, и мы начнем ее спасать, а не маршировать на очередную войну.

Мир никогда не будет прежним после окончания пандемии коронавируса. Неподготовленность самых сильных стран к борьбе с новым вирусом останется болезненным напоминанием о перекосе правительственных приоритетов.

В идеале, нам хочется, чтобы новый мир стал другим:

Инвестиции в здравоохранение и зеленые технологии увеличены. Наука, медицинские исследования и разработки стали главной повесткой дня. Начиная с готовности к следующей угрозе применения оружия массового уничтожения и обновления изощренных систем вооружений, было бы больше внимания уделено на готовность справиться со следующим микробом, рожденном в организме какого-нибудь дикого животного и, возможно, обладающего способностью уничтожить весь мир. Вакцины, а не ракеты, должны стать новым лозунгом лидеров мирового бизнеса. В идеале…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.