Биби Сальме. Сбежавшая из дворца…

Эльяна Ларосса известный журналист и фотограф, с 2011 живет и работает в ОАЭ и увлекается культурой и историей Арабских Эмиратов. Набрав ее имя в нашем журнале, вы найдете не только много интересных материалов, но и научитесь готовить эмиратские блюда. Сегодня она рассказывает об историческом наследии Залива через историю женской судьбы, о которой мало кто знает. Грустная сказка о принцессе и ее туфельках..

Уникальная обувь жительниц Оманской Империи.

Традиционной обувью богатых жительниц Оманской Империи (куда входили и ОАЭ) 18-19 века, была «Курхаф», платформу которой делали из розового дерева (палисандра) и украшали резьбой и серебром. Подарить такую красоту своим женам и дочерям мог себе позволить только султан, шейх, эмир или очень состоятельный торговец.

Невесты, которые хотели себе такую роскошь, отправляли женихов за этими «черевичками» в Индию, — там можно было купить похожую обувь под названием Падука, однако, по орнаменту можно было отличить «производителя». Сделанных на территории Оманской Империи туфель было немного, а до нашего времени дошло еще меньше — всего несколько пар уникальной обуви, которые хранятся в музеях, в том числе и музеях Европы.

Эта обувь стала известной западным историкам благодаря оманской принцессе Биби Сальме, чей отец, султан Омана Саид ибн Султан (Сеид Саид), в 1840 году перенес столицу государства из Маската в Каменный город — старейший район Занзибара, одноименной столицы острова. Именно там Биби влюбилась в немецкого купца Рудольфа Генриха Рюте. О незаконных отношениях быстро стало известно. Семья Сальме заявила, что о браке не может быть и речи. А двор султана посчитал ее отступницей.

Будучи уже беременной, она бежала на британском корабле сначала в Аден, где после воссоединения с любимым в 1867 приняла христианство и стала официально именоваться Эмили Рюте, а потом переехала в Гамбург. Однако письма, которые она писала сестре и которые только недавно были обнародованы, рассказывают подробную внутреннюю историю.

Она считала себя морально испорченной из-за того, что обратилась в христианство, и подчеркивала, что в глубине остается мусульманкой. Она избегала есть все, что может содержать свинину, и боялась ходить в церковь. Она превратила свою одежду — единственные предметы ее прежней жизни, которые она сохранила — в фетиши, которые она обнимала и целовала за закрытыми дверями.

Воспоминания и фантазии о Востоке утешали Рюте на чужбине, но в 1870 году ее положение и финансовое состояние резко ухудшилась после того, как ее муж погиб в аварии. За три года в Гамбурге она родила троих детей и теперь оказалась совершенно одна «в большом чужом мире», ведь дети от смешанных браков не всегда могли претендовать в те времена на наследство.

Она сразу подумала о возвращении на Занзибар. Однако вместо того, чтобы вернуться домой, она предпочла выполнить желание своего мужа, чтобы его дети росли христианами в Европе. Это решение ее глубоко ранило. Она признавалась своей сестре, что, хотя она и выглядела «совершенно искренней европейкой», на самом деле она оставалась «арабской женщиной до мозга костей» и чувствовала себя неуместной в Европе.

В 1885 году, после почти двадцатилетнего отсутствия, Рюте отправилась на Занзибар. Ее основной целью было получить наследство, но она также хотела восстановить связи со своими братьями и сестрами. Отто фон Бисмарк выделил ей немецкую охрану, и надеялся, что сын Эмили Рюте когда-нибудь сможет претендовать на титул султана, что могло поспособствовать усилению территориальных претензий Германии в Восточной Африке.  

Прибытие Рюте на Занзибар было менее воодушевляющим. Eё брат, Султан Баргаш, отказался признать свою младшую сестру и запретил семье видеться с ней. Рюте также не захотелось возвращаться к прежнему образу жизни. Она продолжала носить европейскую одежду и вместо того, чтобы сойти на берег, осталась на борту немецкого корабля. Хотя она провела несколько недель на Занзибаре, Султан Баргаш так и не удостоил ее аудиенции. В результате она уехала с пустыми руками.



Отчасти для решения финансовых проблем, она издала свою первую книгу воспоминаний «Memoiren einer arabischen Prinzes» («Воспоминания арабской принцессы»), где раскрыла тайны султанского дворца. Она обещала читателям именно то, что они хотели от арабской принцессы: первый рассказ о внутреннем святилище султана, — жизни в гареме, которая так очаровывала западную публику.

Автобиография Рюте действительно предлагала подробности повседневной жизни семьи султана, но также преследовала и более критические цели. «Главная «ценность моей книги», как объяснила Рюте, заключалась в устранении «заблуждений и искажений, существующих в отношении Востока».

Она описала картину не только «восточной жизни и обычаев», но и «положения женщин на Востоке». «Даже в наш век железных дорог и быстрых коммуникаций, — заявила она, — европейские страны все еще не знают обычаев и социальных институтов своих ближайших соседей». Рюте заключала, что европейцы должны «уступить другим народам право свободно и беспрепятственно развивать свои национальные взгляды и институты».

На одной из иллюстраций книги можно увидеть Биби Сальме в уникальной паре туфель из розового дерева…

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован.

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.